Корпоративный шантаж (гринмейл)


Корпоративный шантаж (гринмейл)

Корпоративный шантаж (гринмейл)

Гринмейл, или, как его иначе именуют, - корпоративный шантаж, в классическом понимании представляет собой комплекс различных корпоративных действий, предпринимаемых миноритарным акционером (участников общества) в целях вынудить общество или основных его акционеров приобрести акции, принадлежавшие этому миноритарию, по весьма высокой цене. Иными словами, гринмейл является разновидностью высокоинтеллектуального вымогательства.

В отличие от обычного вымогательства, гринмейлера крайне сложно привлечь к ответственности. Эта проблема давно изучена в западных странах, где деятельность в области гринмейла обычно пресекается с помощью установления крайне высоких налоговых ставок на подобные сомнительные доходы.

Первые упоминания о враждебных корпоративных действиях с целью получения отступных в отношении акционерных компаний в Великобритании относятся к 19 столетию. Сам термин «гринмейл» получил широкое распространение в 80-х годах прошлого столетия.

Схема действия гринмейлера, как правило, не отличается особым разнообразием. Сначала он приобретает небольшой пакет акций (долей) общества, а потом по заранее разработанному сценарию начинает борьбу с ним, которую ведет до тех пор, пока не получит предложение о продаже своих акций (долей) по более высокой цене.

Обычный арсенал мелкого гринмейлера включает в себя постоянные требования о проведении внеочередных общих собраний акционеров, жалобы в различные органы с целью инициировать проверки в отношении общества, его должностных лиц и крупнейших акционеров, беспричинное судебное обжалование решений и действий органов управления общества.

Случается так, что одно и тоже решение общего собрания акционеров обжалуется в нескольких судебных процессах одновременно, при этом каждый акционер-истец имеет всего по одной акции общества. Федеральный закон «Об акционерных обществах» предоставляет такие права любому акционеру, чем с большой охотой пользуются доморощенные гринмейлеры.

Аналогичные действия могут совершаться и в отношении совета директоров (наблюдательного совета) и так далее до бесконечности.

Гринмейлер без особых на то оснований использует свои права по отношению к компании, аккуратно коллекционирует допущенные нарушения и использует в своей деятельности любой промах предприятия. Не предоставленные в установленные сроки копии документов общества являются основанием для того, чтобы пожаловаться в региональное отделение органа исполнительной власти по рынку ценных бумаг, а жалоба может являться основанием для наложения на общество штрафа. Невключение части выдвинутых кандидатур в список для голосования по выборам в совет директоров (наблюдательный совет) иногда может служить основание для признания недействительным решения общего собрания акционеров.

Некоторые деятели этой сферы любят ежедневно проводить внеочередные общие собрания акционеров (участников) и каждый день избирать на них новые органы управления общества, а потом забрасывать письмами официальные органы, банки и партнеров общества, извещая их о том, что «вновь избранный состав совета директоров» или «генеральный директор» приступили к работе.

Кое-кто прославился своей пылкой привязанностью к аресту активов накануне совершения важных для общества сделок с ними. Тем более что эта задача очень легко решается с помощью определений об обеспечении абсурдных исков.

Совершено особым методом воздействия на менеджмент компании является предъявление исков к членам совета директоров (наблюдательного совета) и лицам, осуществляющим полномочия исполнительных органов в порядке ст.71 Федерального закона «Об акционерных обществах» или ст. 44 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью». Для того чтобы воспользоваться этим весьма популярным инструментом, достаточно владеть всего 1% акций или быть участником общества. Как показывает практика, с одной стороны, такого рода иски оказывают мощное психологическое воздействие на руководство общества, а с другой – этот иск, поданный с использованием «правильной» подсудности, способен на многое. Как и любой другой иск, он может быть обеспечен, например, арестом пакета акций (долей), принадлежащего генеральному директору и членам совета директоров. Все зависит от истинных намерений, фантазии и возможностей гринмейлера.

Если посмотреть на ситуацию с формальной точки зрения, то гринмейлера, очевидно упрекнуть не в чем. Все дело в том, что такие иски являются косвенными и предъявляются в защиту интересов самого предприятия. А принципиальный акционер (участник) лишь озабочен состоянием дел в обществе.

Надо отметить, что почва для упомянутого выше иска имеется практически всегда. Безудержное стремление к «оптимизации» финансовых потоков и неистребимая любовь к наличным создают эту самую почву, облегчая задачу гринмейлерам, поскольку иначе им бы приходилось ее выдумывать. Например, акционерное общество сдает помещения в аренду по цене, в десять раз меньше рыночной. Разумеется, оставшуюся часть арендной платы арендаторы оплачивают наличными в карман руководителю. Все прекрасно знают, как это происходит в жизни. Однако закон не учитывает разнообразных махинаций, а поэтому, вооружившись заключением оценщика о рыночной стоимости права аренды 1 кв.м в этом здании, даже не слишком талантливый гринмейлер может направиться, по меньшей мере, сразу в два адреса.

  1. в суд (причем такого рода иски принимаются к рассмотрению, в том числе и судами общей юрисдикции со всеми вытекающими последствиями) с иском к генеральному директору о возмещении убытков, причиненных им обществу (кстати, если размеры сдаваемых площадей велики, то иск можно предъявить на астрономическую сумму);
  2. в отдел борьбы с экономическими преступлениями с заявлением о возбуждении в отношении руководителей уголовного дела о злоупотреблении служебным положением по ст.201 УК РФ (кстати, если в дальнейшем ОБЭП проявит инициативу и «раскрутит» это дело, то руководителю еще не избежать и уголовной ответственности по ст. 160 УК РФ (присвоение и растрата), а поскольку за счет аренды обычно живет весь менеджмент предприятия, то и другим также не поздоровится).

Как видно, весьма простые и результативные ходы способны создать серьезные проблемы для предприятия, его менеджеров и акционеров. Причем исключительно в рамках закона, поскольку формально гринмейлер осуществляет абсолютно правомерные действия.

Таким образом, деятельность гринмейлера практически всегда направлена на дестабилизацию обстановки в обществе и нарушение его нормального функционирования. Начинают возникать различные недоразумения, партнеры вдруг отказываются отпускать комплектующие в кредит, различные правоохранительные органы являются с проверками, миноритарные акционеры заваливают общество исками, над руководителями предприятия нависает реальная угроза быть привлеченными к уголовной ответственности и т.п.

С точки зрения права, всякий гринмейлер злоупотребляет своими правами акционера (участника) по отношению к обществу, т.е. осуществляет принадлежащие ему права с единственной целью – причинить вред обществу или его основным акционерам. Однако, формальные признаки злоупотребления правом обнаружить непросто, поскольку, прикрываясь борьбой за права миноритарных акционеров, гринмейлер на самом деле борется за денежные знаки, но кто же в этом добровольно признается? А со стороны все выглядит достаточно благообразно: активный акционер отстаивает свои права, которые постоянно нарушаются вороватыми менеджерами предприятия.

Несмотря на то, что отечественный гринмейл в ходу уже более 10 лет, эта деятельность до сих пор весьма популярна. Причина в том, что, вложив некоторую сумму в покупку акций и последующие агрессивные действия, за короткий срок свои вложения можно увеличить в несколько раз.

Таким образом, на сегодняшний день гринмейл является разновидностью малоэтичного, но весьма высокодоходного бизнеса, поэтому его популярность в дальнейшем будет только расти. Для этого имеются все необходимые предпосылки.

Крупный гринмейлер – фигура куда более опасная, чем его мелкий собрат. Все дело в том, что масштабы у него иные, да и денег и возможностей, как правило, больше. Крупный гринмейлер действительно способен создать серьезные проблемы обществу, особенно, если оно не знает, каким образом можно с ним бороться. В отечественной практике серьезный и хорошо продуманный гринмейл нередко приводит к полному поглощению предприятия. А с другой стороны, неудачная попытка недружественного поглощения имеет все шансы превратиться в широкомасштабную гринмейл-компанию. Агрессор, потерпев поражение, разумеется, захочет вернуть свои деньги, потраченные на неудачный проект. В этом плане ему удобнее всего прибегнуть к гринмейлу с целью получения отступных, покрывающих все его затраты на неудачную атаку.

Эти отступные крупный гринмейлер практически всегда получает. Даже тогда, когда нет решительно никаких оснований ему платить. В этом смысле крупный гринмейлер всегда выигрывает: его действия в любом случае принесут прибыль. Ситуация парадоксальная: либо он осуществит поглощение предприятия и заработает на его перепродаже, либо он заработает на перепродаже акций (долей), которые он скупил у физических лиц или юридических лиц за несоизмеримо меньшую цену.

Таким образом, в России гринмейл и недружественные поглощения часто оказываются тесно связанными между собой. Одно может вытекать из другого. Иногда первым этапом недружественного поглощения является именно агрессивный гринмейл, который ведется с целью прощупать позиции менеджмента и основных акционеров предприятия. Поэтому на практике порой бывает сложно разобраться, что происходит на самом деле: предприятие стало объектом нападок шантажиста или на него началась атака с целью поглощения. Эта задача по силам только высококвалифицированным специалистам.

В России крайне популярной является тема национального своеобразия. Все, что только можно, рассматривается именно через эту призму. Российский гринмейл не является исключением. Он также имеет свои характерные национальные черты, наличие которых обусловлено в первую очередь очевидным несовершенством действующего законодательства и высокой степенью коррумпированности различных чиновников.

Возможности отечественного гринмейлера ограничиваются тремя объективными и одним субъективным условиям:

  1. количеством принадлежавших ему акций (ниже приведена таблица, иллюстрирующая возможности акционера по совершению различных корпоративных действий в отношении общества в зависимости от количества принадлежащих ему акций);
  2. бюджетом гринмейл-компании;
  3. административным и судебным ресурсом, которым располагает гринмейлер;
  4. креативностью мышления его сотрудников.

Как видно, соответствующие ресурсы занимают в арсенале гринмейлера далеко не последнее место. С помощью заранее спланированного и подготовленного визита на «подшефное» предприятие не совсем честных представителей правоохранительных органов можно добиться удивительного взаимопонимания на переговорах о продаже небольшого пакета акций. Милицию у нас, традиционно боятся, особенно тогда, когда понимают, она пришла не просто так, а с совершенно определенной целью: «найти и обезвредить».

Абсолютно аналогично складывается ситуация с различными судебными определениями. Самый гуманный суд в мире может запросто наложить запрет на отчуждение любого имущества АО. Указанное означает, что даже готовую продукцию предприятия уже нельзя свободно реализовать. О том, какие убытки может это причинить, не нужно гадать. Но одно совершенно ясно: за всем этим, как правило, стоит гринмейлер. Чем хуже ситуация на предприятии, тем больше денег и в более короткие сроки он сможет получить за свои акции.

В заключении следует отметить, что такое явление, как гринмейл, несмотря на истинные свои цели, имеет и некоторые положительные стороны. Приведенный пример с занижением арендной платы по своей сути является самым банальным воровством, причем деньги, проходящие мимо кассы предприятия, оседают в карманах его руководителей. Акционеры от таких «схем оптимизации финансовых потоков», очевидно, лишаются своих дивидендов. После атаки гринмейлера руководители, как правило, долго не решаются возобновить свои финансовые махинации.